Опыт подготовки археологов в Алтайском государственном университете

Материал из Археология Алтая.

Перейти к: навигация, поиск
Ю.Ф. Кирюшин, А.А. Тишкин, А.Б. Шамшин
ОПЫТ ПОДГОТОВКИ АРХЕОЛОГОВ В АЛТАЙСКОМ ГОСУДАРСТВЕННОМ УНИВЕРСИТЕТЕ

Прежде чем представить систему современной подготовки археологов в Алтайском университете, на наш взгляд, необходимо кратко изложить историю становления данного направления в молодом, но поступательно развивающемся вузе России. Без этого невозможно оценить сложившиеся традиции и имеющиеся результаты.

Алтайский государственный университет (ранее АГУ, ныне АлтГУ) был создан в Барнауле в 1973 г. Первый набор на историко-филологический (с 1980 г. – исторический) факультет состоялся в год открытия вуза. Для чтения лекций по археологии из Барнаульского педагогического института был приглашен тогда еще кандидат исторических наук, доцент А.П. Уманский. Летом 1974 г. он вместе с преподавателем А.С. Шемякиной вывез студентов 1 курса на первую полевую археологическую практику, которая проходила неподалеку от с. Грязново в Тюменцевском районе Алтайского края. В результате были исследованы средневековые курганы сросткинской культуры [15]. В том же году при непосредственном участии А.П. Уманского был образован и начал свою работу под руководством А.С. Шемякиной археологический кружок, члены которого принимали участие в проводимых учебных полевых практиках в качестве бригадиров и помощников. Первым старостой кружка стал В.Н. Владимиров (в настоящее время декан ИФ АлтГУ). Затем эти обязанности выполнял С.В. Неверов (ныне доцент кафедры архивоведения и исторической информатики ИФ АлтГУ). Впоследствии из студентов, занимавшихся в кружке, вышел целый ряд исследователей в области истории: С.В. Цыб, В.Н. Владимиров, С.В. Неверов, А.Л. Кунгуров, А.Б. Шамшин, М.Т. Абдулганеев, Н.Ф. Степанова, В.Б. Бородаев и др.

В 1975 г. курс по археологии стала читать А.С. Шемякина. Она же руководила полевой археологической практикой, которая состоялась в Баевском районе Алтайского края. В сотрудничестве с В.А. Могильниковым и А.П. Уманским раскапывался памятник Баево, на котором были исследованы объекты эпохи бронзы [16].

Следует отметить, что при реализации археологических изысканий сразу же обозначилась потребность профессионально подготовленных специалистов. Для решения такой проблемы руководство университета предприняло два направления действий. Первое было связано с приглашением на работу опытных археологов. Второе касалось подготовки будущих профессионалов из собственных студентов и рассчитывалось на перспективу.

В 1975 г. из Томска приехали работать в АГУ кандидат исторических наук В.А. Посредников и преподаватель В.Д. Славнин, сыгравшие определенную роль в становлении археологии на Алтае. Особенно важным стало проведение в 1976 г. археологической практики в горных районах края. Именно тогда получили полевое крещение и увлеклись «афанасьевской» тематикой некоторые студенты. Из них затем выросли исследователи, интересующиеся этой эпохой до сих пор [5, 6, 7, 23, 27, 29, 30, 31 и др.]. Другая часть практики в 1976 г. поехала с А.С. Шемякиной в Омское Прииртышье для исследования Мурлинского археологического комплекса эпохи средневековья (Тарский район Омской области). Раскопки на городище и курганном могильнике дали значительный материал, который до сих пор не введен в научный оборот и хранится в Музее археологии и этнографии Алтая АлтГУ [25. С. 4].

В 1976 г. в Новосибирский государственный университет для овладения теоретическими и практическими знаниями в области археологии были направлены студенты С. Неверов и С. Цыб. Специализацию они проходили под руководством Ю.С. Худякова, а спецкурсы тогда приезжали читать Л.С. Клейн, С.И. Вайнштейн, Л.Р. Кызласов, Г.А. Максименков и др. После окончания НГУ С.В. Неверов был направлен в целевую аспирантуру в Московский университет. Его научным руководителем стал Л.Р. Кызласов, а защита кандидатской диссертации на тему «История племен сросткинской культуры в VIII–X вв. н.э.» состоялась в 1988 г. [18]. С.В. Цыб продолжил обучение в очной аспирантуре НГУ. Кандидатскую диссертацию на тему «Афанасьевская культура Алтая» он готовил под руководством А.П. Окладникова и А.П. Деревянко [29].

С середины 1970-х гг. началась научная деятельность студентов-археологов Алтайского университета. Их выступления с докладами проходили на региональных конференциях в Томске, Новосибирске, Омске, Кемерове и в Барнауле. В 1976 г. была выделена самостоятельная секция по археологии на традиционной апрельской студенческой конференции АГУ. Было заслушано семь сообщений. Курировала работу секции А.С. Шемякина, которая являлась научным руководителем большинства докладчиков. В следующем году появились первые студенческие публикации [4, 17]. Сложившаяся в АГУ группа энтузиастов-единомышленников из преподавателей и студентов стала основой для дальнейших занятий в области археологии [12].

Исторический факультет Алтайского университета во многом был преемником и продолжателем славной томской исторической школы. Не стало исключением и археологическое направление. В 1977 г. в Барнаул приехал работать один из авторов статьи (Ю.Ф. Кирюшин) и сразу включился в работу по изучению алтайских древностей. Вместе с А.С. Шемякиной была проведена археологическая практика на оз. Иткуле [14]. В том же году В.А. Посредников и В.Д. Славнин вместе со студентами осуществляли исследования в Горном Алтае.

Развитие археологической науки в Алтайском университете стало приобретать эффективные формы после создания в 1978 г. Лаборатории археологии, этнографии и истории Алтая. Ее сотрудники выполняли не только хоздоговорные изыскания, но и принимали участие в организации, техническом обеспечении и проведении студенческих археологических практик на 1 курсе ИФ. В лаборатории под руководством Ю.Ф. Кирюшина работали в основном выпускники АГУ. Единственным сотрудником, пришедшим в коллектив со стороны, позднее стал выпускник Томского университета Ю.Т. Мамадаков. С 1978 г. наиболее подготовленные студенты старших курсов ИФ АГУ стали получать Открытые листы из Отдела полевых исследований Института археологии АН СССР. Первыми из них стали А.Б. Шамшин и В.Б. Бородаев, которые обследовали участки побережья Оби выше и ниже г. Барнаула. В результате было открыто несколько десятков новых археологических объектов [12].

Основным научным направлением лаборатории стало изучение истории Алтая от палеолита до эпохи средневековья включительно. Каждый из научных сотрудников имел закрепленную за ним научную тему в рамках общей проблематики. Важнейшей обязанностью являлось повышение их творческой активности и профессионального роста. Непосредственную поддержку при этом оказывал заведующий кафедрой дореволюционной отечественной истории, д.и.н., профессор А.П. Бородавкин.

Большую роль в развитии археологии стало играть сотрудничество с научно-исследовательскими учреждениями и вузами страны. Лаборатория имела договор с Ленинградским государственным университетом (ныне СПбГУ). Были налажены тесные научные связи с Ленинградским отделением Института археологии АН СССР (ныне Институт истории материальной культуры РАН) и Государственным Эрмитажем. Традиционными стали контакты с университетами из Томска, Кемерова, Тюмени, пединститутами из Новосибирска, Барнаула, Бийска, а также с Горно-Алтайским НИИ истории, языка и литературы и другими подобными институтами. Многие сотрудники и студенты АГУ, занимавшиеся археологией, участвовали в работах экспедиций в разных регионах страны (Краснодарский край, Украина, Литва, Хакасия и др.), что позволяло изучать и затем использовать исследовательский опыт различных научных школ. Особенно следует отметить многолетнее сотрудничество с Институтом археологии и этнографии СО РАН и Новосибирским государственным университетом.

За время существования лаборатории было защищено четыре кандидатские диссертации по археологии. Проведено пять научных конференций, среди которых три – всесоюзные: «Использование методов естественных и точных наук при изучении древней истории Западной Сибири» – 1983 г., «Хронология и культурная принадлежность памятников каменного и бронзового веков Южной Сибири» – 1988 г.; «Проблемы хронологии и периодизации археологических памятников Южной Сибири» – 1991 г. Организована также региональная студенческая археологическая конференция «Археологические исследования в Сибири» в 1989 г.

Коллективом лаборатории был подготовлен ряд сборников статей или тезисов докладов конференций [2. C. 6–9]. Кроме того, сотрудники совместно с преподавателями кафедры дореволюционной отечественной истории принимали участие в других изданиях, среди которых важно отметить «Очерки истории Алтайского края» [21], методические материалы к обсуждению макета свода памятников истории и культуры Северо-Западного Алтая [22] и «Историю Алтая» [9]. Альбом, созданный по результатам работ Лаборатории археологии, этнографии и истории Алтая АГУ, демонстрировался на ВДНХ СССР. Археологи Алтайского университета принимали участие в двух международных советско-японских экспедициях, которые состоялись в 1984 и 1986 гг. Исследования памятников проводились в Горном Алтае и в Приобье. Сотрудники лаборатории ежегодно выступали с докладами на всесоюзных, республиканских и региональных конференциях в Москве, Санкт-Петербурге, городах Западной и Восточной Сибири.

В лаборатории, наряду с археологами, стали работать более узко подготовленные специалисты из числа выпускников АГУ: археозоолог А.В. Гальченко, трасолог Н.Ю. Кунгурова, керамист Н.Ф. Степанова. Широко использовались заключения томского антрополога А.Р. Кима, который на протяжении многих лет сотрудничал с коллективом лаборатории, а в 1988 г. состоялся его переезд в Барнаул [1]. Применение данных других научных направлений позволяло вести исследования на более высоком уровне. Как уже было сказано, в 1980-е гг. среди сотрудников лаборатории появились свои первые кандидаты наук. В 1984 г. диссертации защитили В.Н. Владимиров и С.В. Цыб, в 1988 г. – А.Л. Кунгуров, С.В. Неверов и А.Б. Шамшин, а затем в 1990 г. – Ю.Т. Мамадаков.

Важно отметить, что с первого года создания лаборатории ее сотрудники стали проводить большую профориентационную работу со школьниками города и края. Они руководили археологическими и краеведческими кружками при Алтайском университете и в краевом Дворце пионеров (ныне краевой детско-юношеский центр). Была организована краевая археолого-краеведческая школа. Археологи активно участвовали и в учебном процессе. Они преподавали в нескольких созданных в Барнауле специализированных классах (например, исторический класс в школе №40, гуманитарные классы в школе-лицее №86, в гимназии №85 и др.).

В течение многих лет хоздоговорная лаборатория являлась организационным и научным центром АГУ по изучению археологии Алтая [33]. В ней в разное время работали практически все будущие преподаватели и аспиранты кафедры археологии, этнографии и источниковедения АГУ. Лаборатория выступала в качестве организатора научных конференций и студенческих археологических практик, привлекая для этого имевшиеся финансовые и материальные ресурсы. Ежегодно выполнялось большое количество научно-исследовательских работ по заказам различных организаций Алтайского края. В 1983 г. в Алтайском университете был создан научно-производственный отряд «Археолог» [10. C. 128]. Этому способствовало увеличение хоздоговорных работ. Появилось также большое количество студентов, желавших принять участие не в работе стройотрядов или пионерских вожатых, а в археологической экспедиции. Наибольшего развития НПО «Археолог» достиг во второй половине 1980-х и в начале 1990-х гг. Этому способствовали широкомасштабные исследования в зоне предполагаемого строительства Катунской ГЭС, а также на создаваемых системах мелиорации, при прокладке автодорог и т.д. Через отряд прошли и получили дополнительную подготовку ряд нынешних специалистов, работающих в Алтайском университете (А.А. Тишкин, В.П. Семибратов, К.Ю. Кирюшин, Т.В. Тишкина (Харченко) и др.). Это была хорошая школа реализации полевых исследований и проведения камеральных работ. К сожалению, созданная на протяжении почти 10 лет традиция была прервана. Однако не исключено, что появится возможность воссоздания отряда из числа ныне специализирующихся студентов. Как, например, стоялось возрождение археологического кружка. Стоит сказать, что НПО «Археолог» играл положительную роль не только в деле подготовки специалистов, но проводил большую воспитательную работу среди школьников края. Через экспедиции прошел не один десяток так называемых трудных подростков. Благодаря общению с целеустремленными, увлеченными и трудолюбивыми студентами дети из неблагополучных семей или сироты увидели другую жизнь. Это способствовало правильному выбору их дальнейшего пути.

Полученные в ходе археологических исследований материалы легли в основу организованного в 1985 г. Музея археологии и этнографии Алтая, который являлся учебно-научным подразделением Алтайского университета [8, 13, 19, 20 и др.]. Долгие годы его директором был выпускник университета Г.Л. Нехведавичюс. Кроме него музей возглавлял кандидат исторических наук В.В. Горбунов, который также закончил исторический факультет и специализировался на кафедре археологии, этнографии и источниковедения. В развернутой экспозиции демонстрируются результаты проведенных полевых исследований и представлены разного рода реконструкции (орудий труда, защитного доспеха, погребального обряда и т.д.). Там отражен весь хронологический диапазон древних и средневековых культур Алтая. Материалы Музея археологии и этнографии Алтая с успехом экспонировались на международных выставках в Японии, Южной Корее, Германии, Австралии и опубликованы в красочно изданных каталогах выставок.

В настоящее время фонды музея насчитывают более двух тысяч коллекций с сотнями тысяч артефактов. Имеется архив с полевой и отчетной научной документацией об обследованиях и раскопках древних объектов. Студенты и аспиранты могут эффективно использовать полученные сведения и находки. Музей располагает несколькими хранилищами. При нем существует кабинет, в котором собраны антропологические коллекции. Заведует этим подразделением кандидат исторических наук, выпускница МГУ С.С. Тур.

Основная цель деятельности музея – обеспечение учебно-исследовательской работы и проведение музейной практики для студентов исторического факультета Алтайского госуниверситета. Имеющаяся источниковая база используется для чтения обзорных и тематических экскурсий по археологии Алтая, для научной работы по древней истории Сибири преподавателями, аспирантами, студентами и др. Помимо вышесказанного, в настоящее время музей проводит большую работу по просвещению и культурному образованию среди населения Алтайского края. Оказывается помощь в организации экспозиций по археологии в райцентрах и сельских школах. На материалах музея готовятся радио- и телерепортажи, популярные публикации в местные газеты. Научная деятельность музея связана с полевыми исследованиями древних памятников Алтая, с накоплением фондов музея, с обработкой полученных материалов, с участием в конференциях и симпозиумах, с публикацией статей, сообщений и тезисов.

В 1987 г. Ю.Ф. Кирюшин стал доктором исторических наук, что позволило в 1988 г. создать кафедру археологии, этнографии и источниковедения (АЭИ), на которую перешла часть наиболее квалифицированных сотрудников лаборатории археологии, этнографии и истории Алтая, уже имевших ученые степени. Возглавил новую кафедру и до сих пор ею руководит профессор Ю.Ф. Кирюшин. Новое подразделение быстро и эффективно развивалось и через некоторое время стало одним из лучших в АГУ. Эта традиция сохраняется до сих пор. Кафедра в последние три года является абсолютным победителем в университете, а в 2005 г. она заняла первое место по итогам конкурса «100 лучших вузов России» и получила диплом лауреата [28].

Благодаря появившимся возможностям учебная и исследовательская работа в конце 1980-х гг. стала приобретать концептуальный характер. Это выразилось в широкой специализации и создании научной школы. Развитию археологии способствовали масштабные раскопки в зоне предполагаемого строительства Катунской ГЭС, а также другие многочисленные хоздоговорные работы на территории Алтайского края.

Важным направлением деятельности как лаборатории, так затем и кафедры, стала публикация полученных материалов и результатов исследований. Кроме этого, в период с 1980 по 2002 гг. силами коллектива археологов АГУ было организовано и проведено 19 научных форумов, среди которых две международные, несколько всероссийских (или всесоюзных), а также восемь конференций по сохранению и изучению культурного наследия Алтайского края [12]. Отметим еще три региональные студенческие конференции (РАЭСК) для представителей вузов Сибири и Дальнего Востока. Материалы всех конференций были изданы отдельными сборниками тезисов или материалов. За указанный период вышло еще 20 различных сборников научных трудов. Значительная часть публикаций в них подготовлена представителями археологической школы АГУ [2]. Такая научно-организационная и издательская деятельность продолжает активно развиваться и в настоящее время.

Символом интеграции археологов, историков, социологов и искусствоведов стало их сотрудничество в рамках открытого в 1991 г. Научно-исследовательского института гуманитарных исследований при АГУ. Научным руководителем его является д.и.н. Ю.Ф. Кирюшин. Первым директором НИИ ГИ был А.Р. Ким, положивший начало новому направлению в археологических исследованиях на Алтае – исторической антропологии. В 1988 г. он же стал организатором существующего при Музее археологии и этнографии Алтая кабинета антропологии. С 1993 г. директором НИИ ГИ являлся А.Б. Шамшин. Ныне учреждением руководит В.П. Семибратов.

В Институте гуманитарных исследований был организован отдел археологии, антропологии и этнографии. В него на правах хоздоговорного сектора вошла ранее существовавшая Лаборатория археологии, этнографии и истории Алтая. Основным научным направлением отдела стала тема «Археологические и этнокультурные аспекты истории Алтая в различные хронологические периоды». В ее рамках исследовался ряд археологических памятников в степном, лесостепном и предгорном Алтае, проводилась систематизация и корреляция обширных материалов поселений и могильников различных археологических культур и эпох. В отделе археологии НИИ ГИ также плодотворно разрабатывались и другие темы: «Социально-экономическая история древних племен Алтая» и «Этнокультурная история древних племен Алтая». В рамках первой из них в 1997 г. была проведена конференция «Социально-экономические структуры древних обществ Западной Сибири» и изданы ее материалы. Сотрудники отдела археологии участвовали в подготовке и издании ряда крупных сборников. В течение многих лет НИИ ГИ при АГУ принимал участие в организации и проведении конференций и издании материалов по проблемам сохранения и изучения историко-культурного наследия Алтая. Сотрудники отдела археологии широко участвовали в выполнении различных программ, в получении и реализации грантов, в хоздоговорных исследованиях. К сожалению, последняя составляющая в прошедшее десятилетие значительно сократилась.

Нельзя не отметить удачный опыт сотрудничества археологов НИИ ГИ при АГУ с Институтом археологии и этнографии СО РАН. Его позитивным результатом стало создание совместной Лаборатории археологии и этнографии Южной Сибири (заведующий лабораторией – д.и.н. Ю.Ф. Кирюшин, заместитель – к.и.н. П.И. Шульга), что обеспечило возможность для нового импульса в развитии археологии. Многочисленные результаты этого взаимодействия ежегодно находят отражение в материалах итоговых сессий ИАиЭт СО РАН, вышедших уже одиннадцатью томами [24].

В 1994 г. на историческом факультете Алтайского университета открылся диссертационный совет по защите кандидатских диссертаций сначала по двум, а затем по трем специальностям, в том числе по археологии. Более 10 лет его председателем являлся Ю.Ф. Кирюшин. За время работы было защищено свыше 100 диссертаций соискателями из многих городов Сибири. В результате Алтайский университет стал центром подготовки высококвалифицированных кадров в области исторических и археологических знаний. Стоит отметить, что 27 кандидатских диссертаций защищено аспирантами и соискателями кафедры археологии, этнографии и источниковедения АлтГУ. Успешная работа совета позволила преобразовать его в 2005 г. в совет по защитам докторских диссертаций по археологии, по отечественной истории, по историографии, источниковедению и методам исторического исследования. Это обстоятельство стимулирует профессиональный рост многих преподавателей университетов Сибири и дает возможность осуществлять защиты докторантам АлтГУ. Пока же лишь трое, закончившие докторантуру по археологии на кафедре АЭИ, стали докторами исторических наук (Т.Н. Глушкова, Ю.И. Михайлов, И.В. Ковтун) [26].

Подводя определенный итог пути становления и развития археологической школы в стенах Алтайского государственного университета, хочется подчеркнуть, что она сформировалась практически полностью из выпускников разных лет. В настоящее время этот коллектив насчитывает более 20 человек, среди которых два доктора наук и 12 кандидатов наук. На кафедре археологии, этнографии и источниковедения в течение нескольких лет работал д.и.н., профессор Кемеровского госуниверситета В.В. Бобров. Кроме этого, приглашались специалисты из разных учреждений страны для прочтения спецкурсов или отдельных лекций: А.Д. Столяр, Я.А. Шер, В.Т. Петрин, А.Д. Пряхин, И.Л. Кызласов, М.Ф. Косарев, Д.Г. Савинов и др.

Основным подразделением, которое осуществляет координацию всей деятельности АлтГУ в области археологии и готовит специалистов, по-прежнему является кафедра археологии, этнографии и источниковедения. Благодаря полученным грантам, реализованным программам и разным проектам удалось выйти на другой уровень научной деятельности. В этом процессе активное участие принимают студенты, аспиранты и докторанты.

Существующая система подготовки археологов в Алтайском университете включает три составляющих: учебная работа, внеучебная деятельность и самостоятельная подготовка. Однако, до этого реализуется широкая сеть профориентационных мероприятий в школах, гимназиях, лицеях и в других различных учреждениях среднего образования. Такой подход, ставший уже традиционным, обеспечивает положительные результаты. Ряд нынешних специалистов, которые уже защитили кандидатские диссертации (В.В. Горбунов, Я.В. Фролов, В.П. Семибратов, П.К. Дашковский, С.П. Грушин, Т.Г. Горбунова (Шиготарова), С.С. Матренин и др.), начали свой путь в археологию со школьной скамьи. Данное обстоятельство является важным звеном в подготовке квалифицированных специалистов. Эта тема уже не раз рассматривалась в отдельных публикациях [32, 34, 35 и др.]. Отметим лишь то, что уже именно в школе должны начинаться занятия по археологии. Исходя из нашего опыта и при существующей системе научной регламентации археологической деятельности, период обучения специалиста и усвоения им основных практических навыков может охватывать не менее 7–9 лет. В отличие от школы в университете подготовка приобретает несколько иные формы, которые способствуют дальнейшему совершенствованию молодых людей, выбравших свой путь. Студенты, поступившие на первый курс, имеют возможность сразу же начать специализироваться по археологии. Этому способствует УИРС (учебно-исследовательская работа студентов). Многие студенты приходят на кафедру для занятий по археологии, навеянные романтическими мечтами об открытиях и путешествиях, но лишь единицы по-настоящему знакомы со спецификой предстоящей деятельности. Они прикрепляются к одному из научных руководителей, исходя из своих интересов или каких-то других соображений. В настоящее время на кафедре АЭИ сложилась своя система проведения УИРСа. Занятия, которые стоят в расписании, проходят в виде мини-конференций, где студенты разных курсов представляют доклады, а затем происходит обсуждение их содержания. Основное время для подготовки таких сообщений, а также курсовых и других работ происходит в ходе индивидуальных встреч с научным руководителем, а также во время консультаций с любым преподавателем кафедры. Для повышения эффективности научно-исследовательской работы студентов и аспирантов при кафедре АЭИ создан и работает методический кабинет, в котором храниться специальная литература, а также есть небольшой кабинет для самостоятельной подготовки, где в распоряжение молодых исследователей предоставлены два компьютера.

В ходе обучения на первом курсе преподаватели кафедры АЭИ читают студентам следующие основные курсы: история первобытного общества (А.Л. Кунгуров), археология (А.А. Тишкин) и этнология (А.Б. Шамшин). Кроме этого, предлагаются три курса по выбору, тематика которых может меняться, но неизменным остается подход на расширение круга знаний по археологии. Необходимо отметить, что преподаватели кафедры основной упор на начальных этапах подготовки студентов-археологов делают именно на всестороннее обучение. Самым эффективным способом применения знаний и получения необходимых навыков является летняя четырехнедельная полевая практика. Она также осуществляет и проверку на профессиональную пригодность.

После создания кафедры АЭИ археологическая практика в Алтайском университете проводится под руководством преподавательского состава. До 1993 г. основное финансирование осуществлялось вузом, хотя с конца 1980-х гг. практиканты активно привлекались к хоздоговорным работам [11]. С 1994 по 2000 гг. археологическая практика проводилась за счет внебюджетных средств, грантов, программ, хоздоговоров. В 1999 и 2000 гг. практику дополнительно финансировала Лига студентов АГУ. С 2001 г. университетом выделяются командировочные средства, а также осуществляется доставка до места работ и обратно участников археологических полевых практик. Этих средств явно не хватает для полноценного проведения этой обязательной формы учебного процесса. Поэтому дополнительно привлекаются средства грантов и хоздоговоров. Для успешной реализации полевой практики А.Л. Кунгуровым и А.А. Тишкиным подготовлено специальное издание «Программа и учебно-методические рекомендации…» [25], в котором аккумулирован имеющийся опыт. От участников практики требуется предварительная подготовка и знание нормативных документов, которые регулируют проведение такого рода мероприятия. Поэтому в указанном издании приведены не только цели, задачи и программа, но и отражены особенности организации полевых археологических исследований, изложены основные правила безопасности, напечатан список рекомендуемой литературы и примерные образцы некоторых документов. Археологическая практика проводится в соответствие с Государственным образовательным стандартом и является завершением первого года обучения студентов очного отделения ИФ. Основной целью археологической практики является выработка у студентов первоначальных навыков идентификации и описания древних объектов (поселений, стоянок, городищ, курганных и грунтовых могильников). В ходе ее реализации происходит ознакомление с методикой исследования памятников, основами составления планов и схем, элементами моделирования древних процессов. При этом студенты, специализирующиеся в области археологии, этнологии и истории древнего мира, смогут окончательно сформировать свои научные интересы. В настоящее время археологическая практика в АлтГУ реализуется также на теологическом отделении ФПН (руководитель П.К. Дашковский) и для студентов ИФ, поступивших на специальность «Музеология» (руководитель С.П. Грушин). Данное обстоятельство способствует более широкому внедрению современных знаний о древних и средневековых культурах Евразии.

Проведение археологической практики преследует две основные цели, для реализации которых необходимо решение целого ряда задач. Первая – является научно-образовательной. Она направлена на получение студентами научно-методических навыков работы с археологическими объектами. Для достижения этой цели поставлены следующие задачи:

1. Знакомство практикантов с различными археологическими памятниками в естественном географическом окружении, обучение студентов умению определять их фациальную принадлежность (поселение, стоянка, курганный могильник и т.п.).

2. Закрепление теоретических знаний учебных курсов («Археология», «История первобытного общества», «Церковная археология», «Библейская археология» и др.) на практике в ходе археологических разведок и раскопок.

3. Ознакомление студентов-практикантов с особенностями залегания культурного слоя, со способами и методикой его изучения, а также со структурой различных археологических объектов (ямы, очаги, жилища, захоронения и т.п.).

4. Обучение методике исследования погребальных сооружений и могил, определения их предварительной датировки и культурной принадлежности.

5. Выработка навыков составления планов изучаемых памятников, фиксации культурного слоя, разрезов, описания процесса работ (ведение дневника), отдельных объектов, погребений и стратиграфической ситуации.

6. Обучение студентов правилам первичной обработки полученных материалов, составлению полевых описей, способам хранения и транспортировки артефактов. Вторая цель археологической практики является учебно-воспитательной и определяет такие задачи:

7. Получение практикантами навыков постановки полевого лагеря, организации его функционирования и жизнеобеспечения.

8. Выработка умений, необходимых для жизни в полевых условиях (заготовка дров, разжигание костра, варка пищи, поддержание порядка на месте проживания и т.п.).

9. Получение студентами практических знаний по организации взаимоотношений внутри относительно изолированного коллектива, структурирование свободного времени, выработка навыков взаимопомощи и т.п. [25]

Все полученные умения, навыки, опыт полевой жизни и работы могут быть использованы практикантами в своей дальнейшей научно-исследовательской, а также в послевузовской деятельности (например, в поисковой и учебной работе школы или других образовательных учреждений, при организации туристических походов и экскурсий, при возможном участии учеников в археологических экспедициях). Все работающие в настоящее время археологи признают ключевое значение в их научной карьере первой студенческой полевой практики, а для многих выпускников это одно из самых ярких воспоминаний студенческих лет [25].

За время существования Алтайского университета руководителями археологической практики являлись А.С. Шемякина, А.П. Уманский, В.А. Посредников, В.Д. Славнин, Ю.Ф. Кирюшин, В.Т. Петрин, А.П. Деревянко, М.В. Шуньков, А.Б. Шамшин, А.Л. Кунгуров, С.В. Неверов, Ю.Т. Мамадаков, В.Н. Владимиров, С.В. Цыб, А.Р. Ким, М.Т. Абдулганеев, А.А. Тишкин, С.П. Грушин и некоторые другие. За этот период времени студенты-практиканты участвовали в раскопках десятков известных археологических памятников всех эпох на территории Западной и Южной Сибири.

После полевой практики в среде обучающихся происходит своеобразная ротация. Часть студентов прекращают специализироваться по археологии, но некоторые, наоборот, сознательно приходят на кафедру АЭИ для того, чтобы заниматься изучением древних и средневековых культур. Однако оказывается, что какое-то время упущено, и им приходится интенсифицировать научно-исследовательскую работу. Для таких студентов преподавателями реализуются дополнительные мероприятия, направленные на многоплановое освоение специализации. Хорошим стимулом и своеобразной проверкой являются выступления на конференциях. В настоящее время возможности такого участия существенным образом расширились. В университете проводятся ставшие уже традиционными конференции внутривузовского, городского и регионального характера. Кроме них существует возможность участвовать в форумах другого уровня. Студенты Алтайского университета на протяжении многих лет успешно выступают с докладами на РАЭСКе, МНСК, УПАСКе и других конференциях. Стоит отдельно сказать о РАЭСКе. Традиция проведения региональных археологических студенческих конференций Сибири и Дальнего Востока возникла в 1960-х гг. Такие форумы были организованы для привлечения к научной деятельности широкого круга студентов, специализировавшихся по археологии. Лучшие доклады рекомендовались на всесоюзные конференции, которые с конца 1940-х гг. проводил МГУ [3. C. 4]. Тем не менее региональные конференции до сих пор существуют и как самостоятельные мероприятия. В настоящее время РАЭСК – это кузница кадров для археологии и этнографии вузов и академических учреждений. Многие видные ученые и руководители прошли школу указанных конференций.

С третьего курса студенты ИФ АлтГУ, наиболее активно занимающиеся археологией, вовлечены в систему более интенсивной подготовки. Это отражается не только в выполнении учебного плана (спецсеминары, спецкурсы и т.д.) и в участии в перечисленных выше конференциях. Главным занятием является работа в археологических экспедициях в качестве бригадира, а также многоплановая обработка полученных материалов, которые затем непосредственно используются при подготовке докладов, сообщений и, в конечном итоге, дипломного проекта. Вовлечение студентов в процесс отбора проб для естественно-научных анализов, а также создания отчета по итогам полевых исследований и публикаций – это неотъемлемая часть внеучебной деятельности, существенно влияющая на уровень подготовки будущего археолога. В связи с указанным моментом стоит указать на следующую проблему. До начала 1990-х гг. существовала практика выдачи Отделом полевых исследований Института археологии РАН Открытых листов подготовленным студентам старших курсов. Данное обстоятельство позволяло не только включиться в систему регламентированной археологической деятельности, но со временем получить собственные материалы, которые необходимы для написания дипломной работы, а затем, возможно, и кандидатской диссертации. Сейчас такая возможность отсутствует. Обсуждение, организованное несколько лет назад ОПИ ИА РАН по поводу выдачи Открытых листов студентам, не дало каких-либо результатов. За прошедшее время археология потеряла необходимое звено подготовленных специалистов, имеющих право проведения самостоятельных обследований и раскопок. Открытые листы могут выдаваться аспирантам и историкам, окончившим университет и работающим по специальности в государственных учреждениях. Для первой категории за два полевых сезона провести самостоятельные раскопки и получить новый или оригинальный материал весьма проблематично. В лучшем случае аспирант сможет осуществить работы по форме №2. Но этого недостаточно, чтобы приобрести опыт универсального исследователя. В конечном итоге, молодой ученый, получивший степень кандидата исторических наук, основываясь в основном на опубликованных сведениях или используя материалы научного руководителя, практически не может самостоятельно проводить полевые исследования археологических памятников. Такое положение дел становится все нагляднее и отражает определенный пробел при подготовке археологов. Какое-то время в АлтГУ использовалась система годичной стажировки перед аспирантурой, которая предоставляла возможность увеличения срока, необходимого для повышения квалификации. Но затем такую форму отменили. Был найден вариант устройства студентов-старшекурсников на лаборантские должности. И некоторое время они могли получать Открытые листы. Однако и эта возможность быстро исчерпалась. В результате коллектив действующих археологов, имеющих право осуществления раскопок, практически перестал пополняться. Поэтому при будущих масштабных производственных работах, связанных с археологической деятельностью, может возникнуть проблема наличия необходимых специалистов. В связи с вышеизложенным необходимо предпринять меры, позволяющие хотя бы в исключительных случаях получение Открытого листа наиболее подготовленному из числа студентов-старшекурсников и магистрантов.

Стоит отметить, что за последнее десятилетие значительно вырос уровень теоретической подготовки студентов и аспирантов, обучающихся в АлтГУ. Это обеспечивается не только создавшейся ситуацией вокруг отсутствия возможностей проведения самостоятельных полевых исследований, а также серией разноплановых спецкурсов и существующей информационной базой. Можно представить для примера перечень тем спецкурсов, предлагаемых на кафедре АЭИ: «Палеолит и мезолит Алтая», «Энеолит и бронзовый век Западной Сибири», «Использование естественно-научных методов при археологических исследованиях», «Археологический рисунок», «Эпоха поздней бронзы и переходное время в Верхнем Приобье (проблемы культурогенеза)», «Основные аспекты изучения скифской эпохи Алтая», «Первобытное искусство», «Керамика как исторический источник», «Методика изучения снаряжения верхового коня эпохи раннего железа и средневековья», «Кочевые империи Евразии», «Реконструкция социальной структуры кочевников Евразии по археологическим данным», «Металлургические центры и провинции Северной Евразии в эпоху бронзы», «Алтай в монгольское время» и др. Все они обеспечены программами, а часть изданными учебными и учебно-методическими пособиями (в том числе, с грифом УМО).

За прошедшие два года в научной работе кафедры во внеучебное время (экспедиции) приняли участие 87 студентов. Ими опубликовано 45 статей, сообщений и тезисов. Более 77 студентов выступили с докладами на конференциях различного уровня, в том числе международных. Было защищено 14 дипломных работ, из которых четыре рекомендованы к внедрению. Три студента после окончания университета поступили в очную аспирантуру по специальности «Археология» на кафедру АЭИ АлтГУ. Стоит заметить, что по сравнению с двумя предыдущими годами указанные показатели несколько снизились. Такая тенденция наметилась в последние пять лет и связана со многими причинами (сокращение госбюджетного набора и количества мест в аспирантуре, падение престижности работы ученого, низкая заработная плата в сфере умственной деятельности, проблема трудоустройства по специальности и т.д.).

В заключение остановимся на самой актуальной проблеме. Современное реформирование высшего образования с одной стороны разрушает сложившуюся систему подготовки археологов, а с другой представляет возможности для создания новой и более эффективной. Данное обстоятельство требует продуманных решений и обоснованных действий. Отметим лишь, что многоуровневое обучение (бакалавриат, магистратура, аспирантура) в государственном образовательном учреждении высшего профессионального образования, коим сейчас является университет, обеспечивает благоприятные условия для подготовки высококвалифицированных специалистов в области археологии. Этот процесс уже начался и на кафедре АЭИ АлтГУ к нему готовы.

Библиографический список

  1. Археология, антропология и этнография Сибири: Сборник, посвященный памяти антрополога А.Р. Кима. – Барнаул: Изд-во Алт. ун-та, 1996. – 264 с.
  2. Библиография трудов ученых Алтайского государственного университета: Вып. 2: Археология, этнография, антропология (1973–2000) / Сост. А.А. Тишкин. – Барнаул: Изд-во Алт. ун-та, 2002. – 115 с.
  3. Борисенко А.Ю., Худяков Ю.С. Итоги 40-й региональной археолого-этнографической конференции // Историко-культурное наследие Северной Азии: Итоги и перспективы изучения на рубеже тысячелетий. – Барнаул: Изд-во Алт. ун-та, 2001. – С. 4–6.
  4. Бородаев В.Б. Археологические памятники в районе г. Барнаула // 250 лет горного производства на Алтае. – Барнаул: Полиграфист, 1977. – С. 3–9.
  5. Владимиров В.Н., Мамадаков Ю.Т., Цыб С.В., Степанова Н.Ф. Раскопки афанасьевского могильника Первый Межелик-I в Онгудайском районе // Древности Алтая: Известия лаборатории археологии. – Горно-Алтайск: Изд-во ГАГУ, 1999. – №4. – С. 31–41.
  6. Владимиров В.Н., Степанова Н.Ф. О типологии афанасьевских погребений Алтая // Охрана и изучение культурного наследия Алтая. – Барнаул: Изд-во Алт. ун-та, 1993. – Вып. IV, ч. I. – С. 84–86.
  7. Владимиров В.Н., Степанова Н.Ф. Исследование афанасьевского погребального обряда методом автоматической классификации // Археология Горного Алтая. – Барнаул: Изд-во Алт. ун-та, 1994. – С. 3–8.
  8. Горбунов В.В., Чудилин И.А. Новая экспозиция Музея археологии Алтая Алтайского государственного университета (возможности и перспективы использования в культурно-образовательной деятельности) // Культурное наследие Сибири. – Барнаул: Изд-во Алт. ун-та, 2000. – Вып. 2. – С. 113–117.
  9. История Алтая: учебное пособие / Ю.Ф. Кирюшин, М.Т. Абдулганеев, Ю.С. Булыгин и др. – Барнаул: Изд-во Алт. ун-та, 1995. – Ч. 1. – 480 с.
  10. Кирюшин К.Ю., Семибратов В.П. Работа Научно-производственного отряда «Археолог» на аварийных памятниках Алтая // Охрана и использование археологических памятников Алтая. – Барнаул: Изд-во Алт. ун-та, 1990. – С. 128–129.
  11. Кирюшин Ю.Ф., Владимиров В.Н. Организация студенческих практик на аварийных памятниках // Охрана и использование археологических памятников Алтая. – Барнаул: Изд-во Алт. ун-та, 1990. – С. 24–27.
  12. Кирюшин Ю.Ф., Тишкин А.А., Шамшин А.Б. Археология в Алтайском университете // Археология в Российских университетах. – Воронеж: Воронеж. ун-т, 2002. – С. 34–42. – (Археология восточноевропейской лесостепи. Вып. 16).
  13. Кирюшин Ю.Ф., Шамшин А.Б., Нехведавичюс Г.Л. Музей археологии Алтая как учебно-научное и культурно-просветительское подразделение Алтайского госуниверситета // Культурное наследие Сибири. – Барнаул: Алт. ун-т, 1994. – С. 99–114.
  14. Кирюшин Ю.Ф., Шемякина А.С. Работы на оз. Иткуль // Археологические открытия 1978 г. – М.: Наука, 1979. – С. 229–230.
  15. Могильников В.А., Неверов С.В., Уманский А.П., Шемякина А.С. Курганы у деревни Грязново // Древняя история Алтая. – Барнаул: Изд-во Алт. ун-та, 1980. – С. 106–130.
  16. Могильников В.А., Уманский А.П., Шемякина А.С. Баевские курганы // Сохранение и изучение культурного наследия Алтайского края. – Барнаул: НПЦ «Наследие», ЛИК БГПУ и АКИПРО, 1995. – Вып. V, ч. 2. – С. 66–74.
  17. Неверов С.В. Новые данные по древнетюркской эпохе Алтая // Студент и научно-технический прогресс. – Новосибирск: НГУ, 1977. – С. 99–106.
  18. Неверов С.В. История племен сросткинской культуры в VIII–X вв. н.э.: Автореф. дис. …канд. ист. наук. – М., 1988. – 19 с.
  19. Нехведавичюс Г.Л. Музей археологии Алтая // Охрана и использование археологических памятников Алтая. – Барнаул: Изд-во Алт. ун-та, 1990. –С. 136–138.
  20. Нехведавичюс Г.Л., Ведянин С.Д. Музей археологии Алтайского государственного университета // Алтайский сборник. – Барнаул: Б.и., 1995. – Вып. XVI. – С. 239–244.
  21. Очерки истории Алтайского края / Ю.Ф. Кирюшин, А.П. Бородавкин, Ю.С. Булыгин и др. – Барнаул: Алт. кн. изд-во, 1987. – 447 с.
  22. Памятники истории и культуры Северо-Западного Алтая: Методические материалы к обсуждению макета свода памятников / Под ред. Ю.Ф. Кирюшина. – Барнаул: Управление культуры Алтайского крайисполкома; Краевое отделение ВООПИК, 1990. – 132 с.
  23. Погребальные и поселенческие комплексы эпохи бронзы Горного Алтая: сборник научных статей. – Барнаул: Изд-во Алт. ун-та. – 154 с.
  24. Проблемы археологии, этнографии, антропологии Сибири и сопредельных территорий (Материалы Годовой сессии Института археологии и этнографии СО РАН 2005 г.). – Новосибирск: Изд-во Ин-та археологии и этнографии СО РАН, 2005. – Т. XI, ч. I. – 516 с.
  25. Программа и учебно-методические рекомендации по проведению полевой археологической практики (для студентов первого курса исторического факультета) / Сост. А.Л. Кунгуров, А.А. Тишкин. – Барнаул: Изд-во Алт. ун-та, 2002. – 50 с.
  26. Ректор Алтайского государственного университета, доктор исторических наук, профессор Кирюшин Юрий Федорович: Библиография / Сост. А.А. Тишкин, Т.Б. Ухналева. – Барнаул: Изд-во Алт. ун-та, 2006. – 100 с.
  27. Степанова Н.Ф., Цыб С.В. Погребение эпохи бронзы у с. Кара-Коба // Археология, антропология и этнография Сибири. – Барнаул: Изд-во Алт. ун-та, 1996. – С. 59–63.
  28. Тишкин А.А. 60 дет со дня рождения ректора Алтайского государственного университета, археолога Ю.Ф. Кирюшина // Алтайский край, 2006 г.: календарь знаменательных и памятных дат. – Барнаул: РИО АКУНБ, 2005. – С. 10–14.
  29. Цыб С.В. Афанасьевская культура Алтая: Автореф. дис. …. канд. ист. наук. – Кемерово, 1984. – 19 с.
  30. Цыб С.В., Посредников В.А. Афанасьевский могильник Нижний Тюмечин–1 // Вопросы археологии Алтая и Западной Сибири эпохи камня и металла. – Барнаул: Барнаульский госпединститут, 1992. – С. 156–160.
  31. Цыб С.В., Посредников В.А. Афанасьевский могильник у с. Кара-Коба // Археологические и фольклорные источники по истории Алтая. – Горно-Алтайск: ГАНИИИЯЛ, 1994. – С. 26–30, 202–205.
  32. Шамшин А.Б. Историко-краеведческая работа во внешкольном учреждении (из опыта работы) // Историческое краеведение: теория и практика. – Барнаул, 1996. – С. 98–103.
  33. Шамшин А.Б. Археология Алтая в университете: четверть века // Известия Алтайского государственного университета. – 1998. – №4. – С. 23–26.
  34. Шамшин А.Б. Историко-краеведческая работа со школьниками // Преподавание истории в школе. – 1998. – №5. – С. 58–59.
  35. Шамшин А.Б. Двадцатилетие школьной археологии в Алтайском госуниверситете: некоторые итоги и перспективы развития // Сохранение и изучение культурного наследия Алтайского края. – Барнаул: Изд-во Алт. ун-та, 1999. – Вып. Х. – С. 31–35.

Список сокращений

  1. АГУ (ныне АлтГУ) – Алтайский государственный университет.
  2. АКИПРО – Алтайский краевой институт повышения квалификации работников образования.
  3. АКУНБ – Алтайская краевая универсальная научная библиотека им. В.Я. Шишкова (г. Барнаул).
  4. БГПУ – Барнаульский государственный педагогический университет.
  5. ВООПИК – Всероссийское общество охраны памятников истории и культуры.
  6. ГАГУ – Горно-Алтайский государственный университет.
  7. ГАНИИИЯЛ – Горно-Алтайский научно-исследовательский институт истории, языка и литературы.
  8. ИА – Институт археологии РАН (г. Москва).
  9. ИФ – Исторический факультет.
  10. ЛИК – Лаборатория исторического краеведения БГПУ.
  11. МГУ – Московский государственный университет.
  12. МНСК – Международная научная студенческая конференция «Студент и научно-технический прогресс».
  13. НГУ – Новосибирский государственный университет.
  14. НИИ ГИ – Научно-исследовательский институт гуманитарных исследований.
  15. НПЦ – Научно-производственный центр.
  16. ОПИ – Отдел полевых исследований.
  17. РАН – Российская академия наук.
  18. РАЭСК – Региональная археолого-этнографическая студенческая конференция.
  19. РИО – Редакционно-издательский отдел.
  20. СО – Сибирское отделение.
  21. СПбГУ – Санкт-Петербургский государственный университет.
  22. УИРС – Учебно-исследовательская работа студентов.
  23. УМО – Учебно-методическое объединение.
  24. УПАСК – Уральско-Поволжская археологическая студенческая конференция.
  25. ФПН – Факультет политических наук АлтГУ.
Купить кий, бильярдный стол , купить бильярдные кии